«Игра в кальмара»: какие на самом деле условия труда в Южной Корее

Южнокорейский сериал «Игра в кальмара» стал самым рейтинговым на платформе Netflix более чем в 80 странах мира. Зрители смотрят на то, как 456 корейцев, погрязшие в долгах, от отчаяния идут на игру со смертельным исходом и денежным призом. Что заставляет людей делать фатальный выбор? Как самая технологичная в мире страна обходится со своими трудящимися? Попробовали разобраться сами и связались с жителем Кореи, который поделился с нами своей историей работы.

22.10.21
754

Cодержание статьи

    Арина Трескунова
    Редактор EcoStandard.journal

    Высокая конкуренция

    Южная Корея в 2021 году возглавила рейтинг самых технологически развитых стран по версии издательства Bloomberg (Bloomberg Innovation Index 2021). Лидерство Южной Кореи во многих отраслях обусловлено «корейским экономическим чудом» — прорывом в экономике государства за счёт открытия производств и мобилизации рабочей силы. Но за такой прорыв граждане Кореи заплатили и продолжают платить большую цену; страна взращивает лучших из лучших, и эти лучшие хотят работать в соответствующих их уровню местах. Из-за этого в стране крайне высокий уровень конкуренции, причём начинается она ещё со школы.

    С самого детства каждый корейский ребёнок знает, что по окончанию старшей школы его ждёт экзамен Сунын — аналог российского ЕГЭ, единый экзамен для поступления в ВУЗ. В день сдачи Сунын жизнь в городах замирает: служащие на час позже начинают рабочий день, так как школьникам необходимо вовремя добраться в место сдачи экзамена, самолёты перестают летать, чтобы не заглушать аудирование, а сам экзамен длится 8 часов с перерывом на обед. К этому экзамену дети готовятся всю жизнь и в последний год учёбы проводят за подготовкой буквально всё свободное время: с 8 часов утра до 17 часов вечера сидят на уроках, а затем с 18 до 23 часов занимаются в специально отведённой комнате.

    Такой напряжённый темп учёбы здесь для того, чтобы поступить в один из трёх топовых университетов Кореи, конкурс в которых достигает 120 человек на место. Но значит ли престижное образование, что человек получит хорошую работу?

    По подсчётам Организации стран экономического сотрудничества и развития (далее — ОЭСР) среди корейцев 24-34 лет почти 70% имеют высшее образование; эти молодые люди пытаются устроиться в управленческие структуры и крупные компании-лидеры рынка. Среди таких компаний — Samsung, LG и Hyundai Motor.

    При этом в июне 2021 года уровень безработицы в Южной Корее составлял 3,7%, причём безработица среди молодого населения достигает 8,8%. Сравнительно высокий уровень безработицы обусловлен большим спросом на рабочую силу и недостаточным — на высококвалифицированные кадры. Ведущий научный сотрудник центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Ким Ен Ун так комментирует эту ситуацию: «Выпускники университетов сразу хотят получать не менее $2,3-2,5 тыс. При этом в стране огромное количество мест, где минимальная заработная плата недавно была увеличена до $1,5 тыс., но молодёжь не хочет туда идти».

    В таких условиях рождается конкуренция, пронизывающая все сферы жизни. Дополнительное конкурентное преимущество — хорошая внешность, в Корее действительно многое от неё зависит. Менталитет таков, что на работу возьмут скорее красивого и ухоженного человека, чем менее красивого и образованного, поэтому так распространены пластические операции.

    Трудовое законодательство

    Трудовое право в Корее закреплено Конституцией республики в статьях 32 и 33. Важные положения этих статей — социальная защита (в том числе от дискриминации) работающих женщин и детей, первостепенная возможность труда для особых категорий граждан (имеющих выдающиеся заслуги перед государством, раненым ветеранам, членам семей военнослужащих, потерявших своих кормильцев и другим) и закрепление права трудящихся на создание независимых ассоциаций и на коллективные действия.

    Стандартная рабочая неделя в Южной Корее — 40 часов, как и в большинстве развитых стран мира, но законодательство учитывает переработки и регламентирует их количество. До 2018 года максимальная продолжительность рабочей недели в Южной Корее составляла 68 часов. Такая длительная рабочая неделя считалась необходимым условием для ускорения экономического роста, но стала порождением многих социальных проблем.

    Главное отличие корейского трудового кодекса от других стран в том, что если сотрудник не соблюдает трудовые нормы и правила — в первую очередь касающиеся безопасности труда — поощряется решение работодателя об увольнении/сокращении такого сотрудника.

    Ещё одна особенность трудовых отношений — малая значимость трудового договора. Гораздо больший вес имеют внутрений трудовой распорядок и коллективный договор. Невыполнение условий, закреплённых в этих документах, ведёт к административной и уголовной ответственности.

    Условия труда: перемены и реальные примеры

    ВОЗ и МОТ предоставили данные исследований, в которых утверждается, что в 2016 году, по сравнению с 2000 годом, количество инсультов и болезней сердца увеличилось на 29% за счёт продолжительности рабочей недели в 55 часов и выше. Также в Республике Корея рекордно низкая рождаемость: согласно докладу ООН в области народонаселения (UNFPA) за 2021 год, суммарный коэффициент рождаемости в Южной Корее остаётся самым низким в мире.

    Следствием накопившихся проблем стало то, что в 2018 году произошли первые серьёзные изменения за много лет.

    1. С 1 января 2018 года МРОТ увеличилась на 16%. Комиссия по МРОТ установила минимальную почасовую заработную плату в 7530 вон (397 рублей) — это самое большое увеличение за 17 лет.
    2. «Право на отдых» — государственная программа, которую с 1 января 2018 года учредил президент республики Мун Чжэ Ин. В рамках программы работодатели обязаны сократить максимальное количество рабочих часов в неделю с 68 до 52 — обязательные 40 часов, закреплённые нормами Трудового права Республики Корея, и сверхурочные 12 часов.
    3. Принудительное выключение компьютеров. Правительство Сеула решило ввести данную меру вскоре после сокращения максимального количества рабочих часов, с марта 2018 года: во избежание переработок государственным служащим принудительно выключали компьютеры в 10 вечера, при этом включать их можно было только в 8 утра.

    Несмотря на принятые меры, по данным The Korea Herald, в 2019 году продолжительность рабочего времени в Южной Корее всё ещё намного больше, чем в других странах-членах ОЭСР.

    Чтобы лучше понять, каково трудиться и жить в Корее, мы поговорили с украинским эмигрантом, который живет там уже много лет.

    Антон приехал в Южную Корею из Украины, и с 2015 года работает в компании, входящей в группу Samsung:

    Официально у нас 8-часовой рабочий день, но в реальности я работаю в среднем 9-10 часов, и это, наверное, ниже среднего. Если ты уходишь домой в 5 часов вечера — на тебя смотрят косо; мои корейские коллеги, когда я уходил раньше них, спрашивали, мол, что я буду делать дома, всё равно там заняться нечем — у большинства корейцев нет каких-то хобби и увлечений.

    По поводу реформы о сокращении максимального рабочего времени до 52 часов: эти 52 часа подразумевают чистые рабочие часы без учета перерывов, время которых мы сами вносим в систему. Иногда приходится работать свыше 52 часов — в этом случае списываешь все переработки на эти самые «перерывы», которых не было. Работу в выходные дни оплачивают полностью по повышенной ставке, за переработки платят, но только за те часы, что превышают 20 часов; то есть, если я переработал 25 часов, мне заплатят за 5. Тем не менее, до реформы ситуация была хуже: многие работали практически каждые выходные, на выходных у нас повышенная ставка.

    Наша компания — средняя по размерам, мы следуем культуре Samsung, которая известна тем, что у неё нет профсоюзов. Охраной труда у нас занимается отдел HR. Нагрузки высокие; многие, поработав пару лет, уходят. Там, где есть профсоюзы (например, в Hyundai), больше отпускных дней, лучше следят за временем работы.

    Вообще в Корее такая культура, что когда тебя принимают в компанию, то это как приём в семью, и ты этой семье должен. Она должна быть на первом месте, дальше — жена и дети, и уже дальше остальные приоритеты. Поэтому предполагается, что компании ты отдаёшь большую часть времени, не уходишь домой раньше начальника и многое другое.

    Тем не менее, молодёжь осознаёт, что не хочет жить на работе, и многое меняется, происходят перемены к лучшему.

    Антон
    Сотрудник корейской компании, входящей в группу Samsung

    Последствия

    Так что же, в конечном счёте, может заставить людей «играть в кальмара»?

    Всё описанное выше — идеология лучших из лучших, высочайшая конкуренция со школы, благодаря которой в компаниях крайне строгий отбор, условия труда, заставляющие тебя жить на работе — мешает трудоустройству, «подкармливает» массовую безработицу. Некоторые люди — те, кто так и не смог устроиться в жизни, кого уволили, азартные игроки — берут кредиты и займы в банках, попадая в долговую яму, как это показано в сериале. По данным портала Statista, долг домохозяйств (состоит из потребительских долгов и ипотечных кредитов граждан) в Южной Корее в 2019 году составил 190,6% по отношению к ВВП, и из года в год он рос, пока не дошёл до этой точки.

    Так как страна является лидером технологий, здесь многие рабочие места связаны с разработкой в сфере IT, приложений, игр и так далее. В этой сфере распространена работа в режиме аврала — «crunch time». Сотрудники работают без выходных неделями, и это, в целом, нормальная ситуация для Южной Кореи.

    Пандемия только усугубила положение: например, в этом ролике рассказывается про Им Гван Су, сотрудника службы доставки, который в возрасте 48 лет получил обширное кровоизлияние в мозг и впал в кому. Это случилось из-за огромного количества интернет-заказов, недостаточного количества рабочей силы и, как следствие, 90-часовой рабочей недели. Его коллеги выходят на забастовку, понимая, что любой мог оказаться на его месте.

    Чаще всего переработки ведут к психическим расстройствам, ментальным болезням, но в отдельных случаях могут довести до смерти. В Корее есть даже специальное слово, обозначающее смерть от переработки — «квароса».

    Странное, но эффективное решение для тех, кто хочет хоть немного отдохнуть, придумал экс-прокурор Квон Ен-Сеок в 2008 году — коммерческий проект «Тюрьма внутри меня». Это место, где люди, уставшие от эмоционального напряжения, изолируются от телефона и других девайсов на срок от суток до недели. Человека буквально запирают в комнате, перекрывая доступ к внешнему миру: еду приносят, выпускают из «карцера» в строго определённое время, на территории дежурят охранники. Проект пользуется большим спросом по сей день; люди признаются, что, как ни странно, оказавшись в тюрьме, наконец ощущают желанную свободу.

    Помимо смерти от переработки человек, находящийся в постоянном напряжении, может дойти и до самоубийства. Печальная статистика подтверждает это: среди 30 стран ОЭСР Республика Корея занимает первое место по уровню самоубийств. Люди настолько часто решают свести счёты с жизнью, выбирая для этого прыжок с моста, что мост Мапо в Сеуле неофициально называют «мостом самоубийц». Чтобы бороться с этим явлением, правительство установило дополнительные высокие барьеры для моста, дизайнеры добавили надписи — «А ты точно позвонил маме?», «Ты, конечно, сильно устал», «Может быть, всё-таки кофе?» и картинки с изображениями счастливых людей, еды, животных. После этих мер мосту пытаются привить славу «моста жизни», но количество самоубийств пока неустанно растёт.

    Если есть хотя бы призрачный шанс быстро получить много денег, расправиться со своими долгами и зажить свободной жизнью — хоть и ценой этой самой жизни — почему бы им не воспользоваться? Нечего терять — такова идеология персонажей сериала и, как видим, многих жителей республики.

    22.10.21
    754
    0
    Чтобы написать комментарий, авторизуйтесь
    Тут будут ваши комментарии.
    Напишите, пожалуйста